Алексей Кучеренко: О мифах и »Нафтогазе»

Отопительный период этого года показал полную неготовность правительства к открытию рынка природного газа для бытовых потребителей.

Учитывая резкий рост в отопительный период цен на газ и массовое недовольство и протесты населения, Кабинет Министров Украины прибегнул к прямому регулированию цен на газ.

На фоне истерических заявлений о злоупотреблениях монопольным положением региональных газовых компаний, принадлежащих одному украинско-австрийскому олигарху и которые выставили завышенные цены на газ, правительство не нашло ничего лучшего, как в рамках действующего с 1 августа 2020 года открытого этим же правительством рынка природного газа приказать всем поставщикам поставлять газ по предельной цене 6 гривен 99 копеек за 1 куб. метр (с НДС).

Комическим при этом выглядит то, что любые поставщики в рамках якобы открытого (конкурентного) рынка обязаны реализовывать природный газ для бытовых нужд населения по ценам 6,99 грн за куб. м, а государственный «Нафтогаз» в пределах закрытого (неконкурентного) рынка имеет право реализовывать газ для нужд централизованного отопления населения по цене 8,2 грн за куб. м.

То есть согласно решениям правительства любой независимый поставщик газа для населения должен в отопительный период реализовывать газ по розничной цене, которая на 17 процентов или на 1,21 грн за куб. м меньше оптовой цены «Нафтогаза» для нужд централизованного отопления.

Задавать вопросы почему оптовая цена для нужд населения на монопольном рынке должна быть больше, чем розничная на открытом рынке просто некому. Соглашусь с меткой и краткой характеристикой своего коллеги Виталия Чепиноги о том, что «нынешнее время – время тотального краха профессионализма и мастерства. Торжество дилетантизма, бесвкусицы и невежества…»

На этом фоне невероятно бездарными выглядят недавние попытки отдельных топ-менеджеров «Нафтогаза» объяснить украинцам, что такое монополизм и почему «Нафтогаз» не является монополистом на оптовом и розничном рынке газа.

15 марта 2021 года информационное агентство Interfax-Украина опубликовало статью топ-менеджера из Нидерландов и главного исполнительного директора по трансформации Группы «Нафтогаз» Отто Ватерландера, который в недалеком прошлом был старшим партнером в McKinsey&Company.

Случайно ли Отто Ватерландер с McKinsey&Company попал в государственную украинскую нефтегазовую компанию? Думаю, что нет.

Стоит напомнить некоторые отношения «Нафтогаза» с указанной компанией:

– 3 сентября 2018 года АО «Укргаздобыча» заключило соглашение с ООО «МакКинзи и компания Украина» о консалтинговых услугах на 2,12 млн евро по обновлению стратегии «Укргаздобычи». Закупку провели без аукциона из-за отсутствия конкуренции;

– 26 апреля 2019 года АО «Укргаздобыча» заключило соглашение с ООО «МакКинзи и компания Украина» о консалтинговых услугах на 2,02 млн евро, или 64,02 млн грн об обновлении корпоративной стратегии. Закупку провели без аукциона из-за отсутствия конкуренции;

– 13 мая 2019 года АО «НАК «Нафтогаз Украины» заключило соглашение на 687 тыс евро, или 20,22 млн грн с компанией «Naftogaz TradingEurope AG» (Швейцария) о праве пользования отчетностью, подготовленной компанией «McKinsey&Company» о трансформации организации «Нафтогаза». Закупку провели без аукциона из-за отсутствия конкуренции.

– 4 июня 2019 АО «Укргаздобыча» заключило соглашение на 3,65 млн евро, или 110,11 млн грн с компанией «Naftogaz Trading Europe AG» (Швейцария) о праве пользования отчетностью, подготовленной компанией «McKinsey&Company» о трансформации организации «Нафтогаза». Закупку провели без аукциона из-за отсутствия конкуренции;

– 15 августа 2019 года АО «Укргаздобыча» заключило соглашение с ООО «МакКинзи и Компания Украина» о консультационных услугах на 1,64 млн евро, или 47,60 млн грн – услуги, направленные на трансформацию организации. Закупку провели без аукциона из-за отсутствия конкуренции.

В течение одного года по этим консультативным договорам компания McKinsey, в которой господин Отто Ватерландер был старшим партнером, получила от «Нафтогаза» около 300 млн грн. При этом сделки заключались без проведения аукционов, так как по обоснованиям самого «Нафтогаза» в ООО «МакКинзи и компания Украина» просто не было конкурентов. И конечно же, эти соглашения были заключены через систему «Прозорро».

Иностранные консультанты по вопросам трансформации, в которых не существует конкурентов? Сейозно? И все это через «Прозорро?

О качестве и эффективности заключенных указанных договоров вообще не может идти речь, ведь никакой успешной стратегии АО «Укргаздобыча» не существует. Зато есть полный провал программы добычи газа под названием Стратегия 20/20. В 2016 году именно компания McKinsey подтверждала возможность достижения целей Стратегии 20/20 по обеспечению добычи 20 млрд куб. м в 2020 году. Но прошел 2020 года, а объемы газа АО «Укргаздобыча» не только не увеличились, а наоборот упали до рекордного минимума – 14,15 млрд куб. м. Но никакой ответственности не наступило.

Что касается сделок о праве «Нафтогаза» пользоваться отчетами своей дочерней компании, которые подготовила McKinsey&Company, то указанные соглашения по «интеллектуальной собственности» давно должны были стать предметом рассмотрения соответствующих компетентных органов.

Но вместо этого человека, который принимал участие в указанных договорах, назначают на должность топ-менеджера «Нафтогаза» и теперь этот иностранный специалист представляет уже новую Стратегию «Нафтогаза» и объясняет украинцам, что и на иве могут расти бананы, то есть «Нафтогаз» не является монополистом на рынке газа.

Оказывается «Нафтогаз» не является монополистом, потому объемы потребления газа в Украине составляют лишь 6-7% от объемов европейского рынка, а «Нафтогаз», поставляя около половины украинского объема газа, имеет только 3% доли рынка в Европе.

То есть серьезный иностранный специалист решил, что он в Украине без всяких угрызений совести может рассказывать местным аборигенам, о том, что они (аборигены) являются абсолютно здоровыми, ведь средняя температура по госпиталю составляет 36,6 градусов.

Можно ли верить словам потенциального монополиста о том, что он не монополист? Конечно, нет. Для этого существуют соответствующие учреждения, как в Украине, так и в ЕС.

О чем говорят такие учреждения по отношению к «Нафтогазу»?

В письме Антимонопольного Комитета Украины от 13.11.2020 года №128-08/1-15570 за подписью Председателя Комитета О. Пищанской к Премьер-министру Украины Д.Шмыгалю отмечается, что НАК «Нафтогаз Украины» и связанные с ним лица имеют признаки монопольного (доминирующего) положения на общегосударственном рынке первичной реализации природного газа. При этом наличие у группы «Нафтогаз» доступа к ресурсу АО «Укргаздобыча», который составляет около 70% от общего объема ресурса природного газа отечественной добычи, может оказывать Группе «Нафтогаз» дополнительные конкурентные преимущества на рынке поставок природного газа и приводить к искажению конкуренции на соответствующем рынке.

В декабре 2020 года Антимонопольный комитет при согласовании покупки «Нафтогазом» Юзивськой сланцевой площади еще раз официально подтвердил, что НАК «Нафтогаз Украины» имеет признаки монопольного (доминирующего) положения на рынках природного газа.

Энергетическое Сообщество в позиционном документе по вопросам проектирования рынка газа в Украине с ноября 2020 года отмечает, что «Нафтогаз и его дочернее предприятие в 2019-2020 годах занимали / занимают монопольное (доминирующее) положение на оптовом и розничном рынках природного газа из-за высоких долей рынка и привилегированного доступа к национальной добычи газа». По расчетам Энергетического сообщества в 2019 году доля рынка «Нафтогаза» составляла 60% среди всего ресурса газа в стране.

Уверен, что иностранный топ-чиновник «Нафтогаза», очень хорошо знает об указанных выше документах АМКУ и Секретариата ЕС, которые прямо указывают на монопольное положение «Нафтогаза», но он никоим образом не упоминает и не комментирует эти документы. Ведь спорить на профессиональном уровне для него, наверное, слишком сложно, как языково, так и интеллектуально.

Кстати, единственный, кто в своей работе де-факто отказывается применять к НАК «Нафтогаз Украины» меры контроля как к абсолютному монополисту на рынке природного газа – это национальный регулятор НКРЭКУ. Комиссия самоустранилась от регулирования деятельности «Нафтогаза», закрывая глаза на все злоупотребления этого монопольного поставщика.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник: www.obozrevatel.com