Идеи на $120 миллиардов. За что «двум ботанам» дали Нобелевскую премию по экономике

Премию Шведского национального банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля присудили американским экономистам Полу Милгрому и Роберту Уилсону «за усовершенствование теории аукционов и изобретение новых форматов аукционов». «Их открытия принесли пользу продавцам, покупателям и налогоплательщикам по всему миру», — заявили в Шведской академии наук. Формально премия Шведского национального банка по экономическим наукам памяти Альфреда Нобеля не является Нобелевской премией, но вручается на той же церемонии и тем же комитетом. С 1969 года ее присуждали 52 раза 86 лауреатам (84 мужчинам и двум женщинам).72-летний Милгром и 83-летний Уилсон, между которыми поделят премию в размере 10 млн шведских крон (свыше $1,1 млн), сейчас преподают в Стэнфордском университете. Уилсон был научным руководителем Милгрома, когда тот учился в Стэнфорде. Это уже третий студент экономиста, который получает Нобелевскую премию по экономике (после Элвина Рота и Бенгта Хольмстрема).«Он был моим научным руководителем, когда я писал диссертацию. Я выбрал своей темой аукционы в основном для того, чтобы заинтересовать его стать моим руководителем. Он был научным руководителем, которого все рекомендовали. Я подумал: „Хорошо, попробую поработать над интересующей его проблемой“. И он этим загорелся», — рассказал Милгром.Экономисты не только работали вместе, но и живут по соседству в Пало-Альто (штат Калифорния). Когда Шведская академия наук объявила лауреатов, Милгрому не смогли дозвониться, так как он еще спал (из-за разницы во времени в США было раннее утро), и его телефон не принимает звонки с незнакомых номеров. Уилсону пришлось идти будить коллегу. Они живут через дорогу друг от друга, на расстоянии примерно 40 метров.По мнению Уилсона, главная заслуга в развитии теории аукционов принадлежит Милгрому из-за его новаторского подхода и нестандартного мышления. Отвечая на вопрос о том, что помогло им с Уилсоном продуктивно работать вместе, Милгром сказал: «Я думаю, мы оба ботаны в определенном смысле». Комментируя присуждение Нобелевской премии, экономист отметил, что это не стало для него такой уж неожиданностью, так как последние лет десять его друзья и коллеги каждый год незадолго до объявления лауреатов писали ему, что надеются на его победу. «Если честно, я живу не ради призов», — заявил экономист, который также является сооснователем консалтинговой компании Auctionomics, был советником Google, Yahoo! и Microsoft.В 2018 году Милгром приезжал в Украину. Он посетил Киевскую школу экономики, узнал от тогдашнего президента Киевстара Петра Чернышова, как в Украине проводили аукционы на радиочастоты, и съездил в Одессу с президентом KSE Тимофеем Миловановым. Последний опубликовал в Facebook фото Милгрома в вышиванке.НВ Бизнес рассказывает, что показали исследования лауреатов Нобелевской премии, почему это важно и как их открытия применяются на практике.Почему аукционы это важно и как они работаютВ Шведской академии наук отметили, что когда люди слышат слово «аукцион», они представляют себе традиционные фермерские аукционы или аукционы, на которых выставляются предметы искусства. Но на них может продаваться все что угодно — недвижимость, право заниматься вывозом мусора в определенном регионе, электроэнергия, лицензии на радиочастоты, государственные облигации, квоты на выбросы и так далее. Это значит, что аукционы имеют большое влияние на жизнь людей. Более того, они становятся все более распространенными и сложными.Исход аукциона зависит от трех факторов. Первый — его формат (ставки делаются открыто или конфиденциально, сколько раз участники могут их делать, какую цену платит победитель (свою последнюю ставку или вторую по величине)). Второй фактор — что выставляется на продажу (речь идет о благе, которое имеет общую ценность для всех участников; ценность для каждого участника индивидуальна; есть и общая, и индивидуальная ценность). Третий фактор касается неопределенности (какой информацией обладают разные участники торгов о ценности объекта).Самый распространенный формат аукциона — английский. Он предусматривает, что устанавливается минимальная цена, которая постепенно растет в ходе торгов и ставки известны всем участникам. Участник, предложивший самую высокую цену, побеждает и оплачивает сумму, равную своей последней ставке. Есть и другие форматы. Например, голландский аукцион (вначале объявляется самая высокая цена на продаваемый товар, а затем ставки снижаются до той, на которую согласится первый покупатель, которому и продается товар). И в английском, и в голландском аукционе участники знают ставки друг друга, но есть форматы, где ставки делаются тайно. Например, в госзакупках часто участники подают свои предложения и организатор выбирает поставщика, который обязуется предоставлять услуги по самой низкой цене, выполняя требования к их качеству.То, какой формат аукциона самый лучший, зависит от того, какой исход необходимо получить. Частных продавцов обычно больше всего волнует то, чтобы получить максимальную цену. У государственных органов цели обычно более широкие: им важно, чтобы на аукционе победил участник, который сможет обеспечить самую большую долгосрочную выгоду обществу в целом.Важно также знать, в каких случаях выставляемое на продажу благо имеет некую общую ценность для всех участников, а в каких для каждого участника она своя. Примером аукциона, на который выставляется благо, ценность которого очень субъективна для каждого участника, является продажа на благотворительном аукционе обеда со знаменитостью. На таких торгах участники не должны предлагать больше, чем ценность такого обеда для них, и на их ставки не должны влиять ставки других участников.Но примеров, в которых ценность выставляемого на продажу исключительно индивидуальна, крайне мало. В большинстве случаев у продаваемого блага есть существенная общая ценность (то есть в чем-то ценность одинакова для всех участников). На практике необходимо учитывать также то, что разные участники владеют разным объемом информации о свойствах объекта. Например, если на аукцион выставлен необработанный алмаз, то, сколько участники торгов готовы заплатить за него, зависит только от стоимости произведенных из него бриллиантов при перепродаже, а она, в свою очередь, зависит от их количества и качества. Но у разных дилеров разные мнения об этой общей ценности в зависимости от их знаний, опыта и времени, которое у них было на осмотр алмаза. Участники торгов могли бы лучше оценить ценность выставленного на торги объекта, если бы все делились своими оценками, но участники предпочитают хранить эту информацию в секрете. Так как участники торгов опасаются, что у других больше информации об истинной ценности товара или услуги, это приводит к тому, что они делают более низкие ставки, опасаясь «проклятия победителя», то есть боясь заплатить слишком много.Что показали исследования Милгрома и Уилсона«Лауреаты этого года не только прояснили, как работают аукционы и почему участники торгов ведут себя определенным образом, но и использовали свои теоретические открытия, чтобы изобрести совершенно новые форматы аукционов для продажи товаров и услуг. Эти новые аукционы широко распространились по всему миру», — объяснили в Шведской академии наук.Роберт Уилсон в трех работах, опубликованных в 1960—1970-х годах, проанализировал поведение участников аукционов, где выставляется благо с общей ценностью, точная стоимость которого неизвестна, а победитель должен заплатить сумму, равную своей последней ставке. Он пришел к выводу, что участники таких аукционов предлагают цену ниже того, во сколько они реально оценивают выставленное на продажу благо, так как боятся «проклятия победителя». Уилсон также выяснил, что чем больше неопределенности, тем осторожнее будут вести себя участники торгов. В результате финальная цена будет ниже. Кроме того, он написал в своих роботах, что влияние «проклятия победителя» сильнее, когда одни участники торгов имеют более полную информацию, чем другие. Те, у кого информации меньше, будут делать более низкие ставки или вовсе откажутся от участия.Милгром занимался исследованием поведения на аукционах, на которые выставляется благо, имеющее как общую ценность, так и индивидуальную. Например, как в случае с продажей недвижимости. То, какую сумму участник торгов готов отдать за дом, зависит от общей ценности (за какую сумму недвижимость можно будет продать в будущем) и от индивидуальной (как потенциальный покупатель оценивает состояние, планировку и расположение дома). В случае с аукционом за право добывать природный газ энергокомпания, участвующая в нем, оценивает объем запасов (общая ценность) и стоимость добычи (индивидуальная ценность, зависящая от технологий, которые есть в ее распоряжении). Анализировать такие аукционы сложнее, чем аукционы только с общей ценностью. В ряде работ, опубликованных в 1980-х годах, Милгром, в частности, оценивал, какие форматы аукционов снижают влияние «проклятия победителя». Он пришел к выводу, что на голландских аукционах влияние этого фактора более сильное, чем на английских. Дело в том, что в ходе английского аукциона участники знают, какими были последние ставки других участников. То есть в ходе торгов они знают, больше какой суммы другие участники платить отказались. Это дает им понимание того, как другие участники оценивали ценность выставленного на торги объекта. Имея больше информации, участники торгов менее склонны занижать свои ставки. В случае с голландским аукционом, когда цена постепенно снижается, участники в ходе торгов не получают представление о том, как другие оценивают объект, поэтому более склонны занижать ставки. Из этого следует, что организаторы аукционов заинтересованы в том, чтобы участники торгов получили как можно больше информации об объекте еще до начала аукциона, так как это поможет увеличить финальную цену. Например, продавцу дома стоит предоставить участникам торгов результаты экспертной оценки недвижимости.Практическое применениеИдеи Милгрома и Уилсона сыграли особенно важную роль для аукционов, на которых выставляются общественные блага, такие как лицензии на радиочастоты, квоты на вылов рыбы, слоты для посадки в аэропортах. Экономисты, в частности, изобрели несколько разновидностей аукционных механизмов, которые используются Федеральной комиссией по связи США при продаже радиочастотного спектра. Изначально компании должны были подавать комиссии заявки с аргументацией, почему лицензию стоит отдать именно им. В результате они тратили огромные ресурсы на лоббизм, а денег в бюджет от продажи лицензий поступало мало. В 1990-х Федеральная комиссия по связи США отказалась от этого формата и начала проводить лотереи, но это приводило к тому, что лицензии выдавали рандомно и денег в бюджет все равно поступало мало. Кроме того, так как лотереи проводились на местном уровне, национальные мобильные операторы были недовольны: они получали лицензии на разные полосы частот в разных регионах. Операторам пришлось торговать лицензиями между собой, в результате чего возник большой вторичный рынок. Рыночная стоимость лицензий достигала миллиардов долларов, но эти деньги попадали в руки спекулянтов, а не в американский бюджет. В 1993 году чиновники решили выставлять лицензии на аукционы. Проблема была в том, чтобы распределять радиочастоты максимально эффективно, в то же время продавая их максимально выгодно для налогоплательщиков. Сделать это было сложно, в частности из-за того, что ценность лицензии на радиочастоты в определенном регионе зависит от того, лицензии в каких других регионах уже есть у оператора. Например, если шведский регулятор решит продавать частоты для каждого региона, начав с лицензий для самой северной провинции Лапландия и закончив Сконе на юге, ценность лицензии на радиочастоты в Лапландии будет зависеть от того, получит ли оператор лицензии для остальных регионов и за какую цену. Оператор не знает результатов будущих аукционов, поэтому практически невозможно определить, сколько стоит заплатить за лицензию. Кроме того, спекулятивные покупатели могут попытаться приобрести именно тот частотный диапазон, который нужен оператору в Сконе, чтобы продать его по более высокой цене на вторичном рынке.Чтобы решить эти проблемы, Милгром и Уилсон вместе с Престоном Макафи изобрели новый формат аукциона — Одновременный в несколько раундов аукцион (Simultaneous Multiple Round Auction, SMRA). Он предусматривает несколько раундов торгов на несколько лотов одновременно. На торги выставляются одновременно лицензии на радиочастоты в разных регионах. Так как аукцион стартует с низкой цены, которая постепенно повышается, влияние неопределенности и «проклятия победителя» уменьшается. Впервые Федеральная комиссия по связи США провела такой аукцион в июле 1994 года. За 47 раундов торгов было продано 10 лицензий за $617 млн, в то время как раньше власти выдавали эти лицензии практически бесплатно. Этот аукцион в формате SMRA сочли успешным. Многие страны, включая Финляндию, Индию, Канаду, Норвегию, Польшу, Испанию, Великобританию, Швецию и Германию, тоже начали его использовать. С 1994-го по 2014 год Федеральная комиссия по связи США заработала $120 млрд на продаже лицензий. Если учитывать аукционы с использованием этого формата и в других странах, то он позволил заработать более $200 млрд. Аукционы в формате SMRA проводят также в сфере энергетики.«Новые форматы аукционов — прекрасный пример того, как фундаментальные исследования могут впоследствии приносить пользу обществу. Необычной особенностью этого примера является то, что и теорией, и ее практическим применением занимались одни и те же люди», — подчеркнули в Шведской академии наук.
Источник: biz.nv.ua