Кремлевской след в Казахстане, или Экономика казахстанских протестов

И здесь Россия и Газпром наследили. Но все пошло не по плану Путина

Нурсултан Назарбаев – это первый лидер постсоветского государства, попытавшийся реализовать транзит власти. Сначала, в 2019 году, он сдал свои президентские полномочия. Тогда Казахстан возглавил Касым-Жомарт Токаев.

Несмотря на смену хозяина первого кабинета Казахстана, президент РФ Владимир Путин до недавнего времени продолжал обсуждать вопросы двустороннего сотрудничества только с Назарбаевым. Взаимоотношения были закреплены по модели «Шредера», – то есть через трудоустройство в российский Газпром.

В этот раз, в совет директоров российского монополиста избрали зятя первого президента Казахстана.

Однако в ноябре 2021 года Назарбаев официально объявил о передаче действующему президенту Казахстана лидерства в правящей партии «Нур Отан» – и после этого Путин в декабре пригласил Токаева провести официальную встречу в Кремле.

Понимая, что в Казахстане образуется новое поколение политиков, Путин начал искать гарантии влияния на них и использовать привычные для себя инструменты – страх и шантаж вокруг слабых мест. И один из таких – это давние коррупционные схемы, которые развивались при участии Газпрома на рынке сжиженного газа Казахстана.

Собственно, они и давали возможность держать наименьшую цену и удовлетворять спрос, когда другие производители экспортировали газ в другие страны по рыночным ценам.

Однако, когда Токаев начал демонтировать коррупционные схемы и избавляться от «российской петли» из-за выравнивания цен, «внезапно» образовался искусственный дефицит и детонировал социальный нарратив о «справедливой» цене на энергоноситель.

Безусловно, в РФ ожидали, что казахские партнеры обратятся за помощью, чтобы реализовать свои геополитические амбиции – объединить Казахстан, Беларусь и РФ в единое союзное государство и получение таких выгод, как совместное использование недр, ликвидация конкурентов в сегменте поставок трубопроводного газа в Китай. 

Дальше было бы расширение пояса безопасности за счет строительства новых атомных электростанций (вспомним о Беларуси) и установления контроля за инфраструктурным проектом «Один пояс – один путь», через который китайские товары транспортируются на европейские рынки.

Также этот кейс использовался бы для решения внутриполитических задач, – это демонстрация российскому избирателю – всех выгод плановой экономики.

То есть постепенное возрождение советского союза, о котором уже долгое время «мечтают» российские пропагандисты на разных уровнях.

Иначе, будет реализован проект президента Турции Реджепа Эрдогана, цель которого объединить все тюркские народы, включая Казахстан, в единый альянс под названием «Большой Туран».

По такому сценарию геополитическая роль РФ значительно сужается и возникает угроза для территориальной целостности федерации.

Источник: news.liga.net