В ПриватБанке озвучили объем проблемных кредитов, не связанных с его бывшими собственниками

В ПриватБанке рассказали, что будут делать с проблемными кредитами (Фото: Privatbank)

Как рассказала в интервью НВ Бизнес член правления ПриватБанка по рискам Лариса Чернышова, 90% портфеля проблемных кредитов было сформировано до национализации банка

Как рассказала в интервью НВ Бизнес член правления ПриватБанка по рискам Лариса Чернышова, на данный момент портфель проблемных кредитов, которые не связаны с бывшими собственниками банка, составляет 23 млрд грн. «Это 23 миллиарда гривен всего, из которых 20 миллиардов до национализации и 3 миллиарда после национализации», — сказала она.

По словам Чернышовой кредиты бывших собственников возможно вернуть только через суды. «Кредиты, связанные с бывшими собственниками, это суды и только суды, и там ни шагу назад. Это огромная сумма — более 200 млрд грн. Если же говорить о проблемном портфеле ПриватБанка без учета бывших собственников и связанных лиц, то 90% всего остального портфеля NPL было сгенерировано до национализации», — сказала она.

По остальному портфелю NPL ПриватБанк будет действовать в рамках возможностей, прописанных законодательством. «В этом году государство включилось в решение проблемы NPL государственных банков. Министерство финансов вместе с НБУ разработали новое регулирование. Кабмин выпустил постановление о том, что госбанки могут и должны делать с проблемной задолженностью. Рецепт номер один — это реструктуризация, мы его успешно применили в период карантина. Он очень эффективен на ранних этапах просрочки, — рассказала Чернышова. — Конечно остается возможность судебного урегулирования. Но это не самый лучший сценарий ни для банка, ни для заемщика. Суды — это долго и дорого. Только один ПриватБанк в год генерирует до 100 тысяч исков. Это очень много. Если считать только судебный сбор, то мы выходим на 240 миллионов гривен в год. И это только минимальные судебные издержки. Эти деньги можно было бы инвестировать в гораздо более конструктивные вещи, в развитие новых продуктов, технологии».

По словам Чернышовой, последний инструмент, который разрешает использовать новое регулирование для государственных банков по проблемной задолженности — это продажа долгов на открытых торгах. «Что кстати есть обычной практикой в мире. Когда мы предложили реструктуризироваться — не реструктуризировались, когда мы пошли в суды — посудились, получили исполнительный документ, попытались его исполнить — не исполнили, ничего не взыскали и вот осталось то, что осталось. Что с этим всем делать? Можно продолжать судиться и дальше тратить деньги на тяжбы. Или сегодня можно продать этот портфель», — отметила она.

Полное интервью читайте ЗДЕСЬ.

Полную версию читайте на nv.ua