Как в Германии лечат больных COVID-19 из Италии

Шестерых пациентов в тяжелом состоянии доставили из Бергамо в аэропорт Кельн-Бонн в субботу, 28 марта. О том, как проходит их лечение в Университетских клиниках Кельна и Бонна, — в репортаже DW.

У доктора Матиаса Коханека на интервью всего пара минут. Мы встречаемся на одиннадцатом этаже Университетской клиники Кельна и идем по коридору отделения внутренней медицины к его кабинету. На нем простая медицинская маска.

«А где здесь лежат больные коронавирусом?» — наивно интересуюсь я.

«Паценты с COVID-19 содержатся в изолированной части клиники. Если бы они были здесь, мы бы с вами тут не стояли.»

От коронавируса нет лекарства

В Университетской клинике Кельна лечатся двое больных с коронавирусом из Италии. Доктор Коханек говорит, что их состояние стабильное и есть все надежды на выздоровление. Всего в клинике 25 пациентов с диагнозом COVID-19, включая итальянцев.

EPA

Двенадцать из них находятся в отделении интенсивной терапии. Это значит, что их легкие не справляются и им приходится дышать с помощь аппаратов искусственной вентиляции легких.

Лечение от коронавируса как такового еще не придумали. Пока врачи в Германии пробуют побороть болезнь теми лекарствами, которые у них уже есть.

Доктор Коханек подчеркивает, что они используют только проверенные препараты, а о каких-то новых изобретениях пока речи не идет, потому что клинические исследования требуют времени.

«В настоящее время лечение такое же, как при остром респираторном синдроме», — рассказывает Коханек. — «Это не так уж сильно отличается от лечения при других серьезных вирусных заболеваниях, таких как грипп, свиной грипп и так далее».

Но главное, по его мнению, — остановить распространения вируса, чтобы не допустить коллапса системы здравоохранения.

EPA

 

Из 120 коек интенсивной терапии заняты единицы

Пока в Университетской больнице Кельна мест для больных с коронавирусом более чем достаточно. Всего в клинике 120 коек интенсивной терапии, но если потребуется, сотрудники готовы оборудовать еще полсотни таких мест. Поэтому итальянцев и отправили именно сюда.

«У нас так много места, и я рад, что мы можем помочь этим пациентам!» — не скрывает Коханек свою гордость. Для него это знак солидарности и борьба с общим злом — новой невиданной болезнью.

«Кто знает, вполне возможно, что через три-четыре недели мы сами окажемся в подобной ситуации, и я буду рад, если мы получим подобные предложения помощи из зарубежных клиник», — говорит он.

Не поздно ли помогает Германия?       

Решение о приеме больных коронавирусом из-за рубежа принималось на уровне премьер-министра федеральной земли Северный Рейн — Вестфалия Армина Лашета.

Шестерых итальянцев из Бергамо доставили в прошлую субботу в аэропорт Кельн-Бонн на борту специального самолета бундесвера, который используется для перевозки тяжелобольных на дальние расстояния.

Всего Северный Рейн — Вестфалия приняла четырнадцать пациентов: десять из Италии и четверых из Франции. До этого Саксония приняла еще нескольких тяжелобольных из Италии, а Саар, Баден-Вюртемберг и Рейнланд-Пфальц — из соседней Франции. Но не запоздала ли немецкая помощь?

Getty

«Я считаю, что каждый пациент, которому мы можем помочь, — это одна спасенная жизнь», — говорит Матиас Коханек. -«Так что никогда не поздно.»

«Мы боремся за их жизни»

Главный врач Университетской клиники в Бонне профессор Вольфганг Хольцгреве согласен со своим коллегой.

«Сейчас как раз тот момент, когда больницы в Италии исчерпали свои ресурсы. Но ситуация меняется каждые несколько недель. Например, мы видим резкий рост случаев в США за последние дни, никто не знает, что будет еще через пару недель.»

Италия остается одной из самых пострадавших от коронавируса стран мира. Там зафиксировано уже больше 115 тысяч случаев заражения. В этой стране также самое большое количество смертей — около 14 тысяч.

Двоих пациенток из итальянского Бергамо доставили и в Университетскую клинику в Бонне. Одной итальянке чуть больше 50 лет, а другой уже под 70. Обе в критическом состоянии: им нужна регулярная вентиляция легких. Здесь врачи настроены не так оптимистично.

«Как во многих случаях интенсивной терапии, еще не понятно, сможем ли мы добиться удачного исхода, но мы боремся за их жизни», — рассказал профессор Хольцгреве.

Источник: Русская служба DW

 

Источник: korrespondent.net