Не досидят . В Минске вынесли приговор оппозиции

Заключение Колесниковой и Знака — предпоследний приговор в череде дел против оппозиционеров. Следующий — Сергею Тихановскому.

Суд Минска признал виновными в заговоре с целью захвата власти и приговорил к 11 и 10 годам колонии оппозиционеров Марию Колесникову и Максима Знака. Вердикт вынесли быстро, а само заседание прошло в специфическом формате — его объявили открытым, но на деле закрыли.

Евросоюз предсказуемо выступил с жесткой и негативной критикой в адрес режима Александра Лукашенко. Теперь голоса тех политиков в Европе, кто требует принятия Брюсселем новых санкций против Минска, звучат еще сильнее. Корреспондент.net рассказывает подробности.

 

«Послание Лукашенко белорусскому обществу»

Заседание Минского областного суда 6 сентября формально было открытым, но на оглашение приговора Марии Колесниковой и Максиму Знаку не пустили никого, кроме родственников обвиняемых, а также журналистов белорусских и российских государственных СМИ.

Портрет Лукашенко с автоматом во Дворце независимости

Журналисты в агрессивной форме обвиняли присутствующую у здания суда замглаву представительства Евросоюза в Беларуси Эвелину Шульц в давлении на суд и нарушении белорусских законов, отмечает РБК.

Всего у входа в суд собралось около 200 желающих попасть на заседание, среди которых также были и другие иностранные дипломаты, в том числе из США, Британии, Германии, Франции и Австрии. Их не пропустили, сославшись на необходимость разрешения от министерства иностранных дел Беларуси — этому нововведению меньше двух месяцев. 

Приговор зачитали быстро. В 12:00 заседание началось, в 12:05 уже был известен его итог.  Мария Колесникова получила 11 лет колонии общего режима, Максим Знак — десять лет колонии усиленного режима. Обвинение настаивало на том, что подсудимые должны провести в колонии 12 лет.

Суд признал обоих виновными по трем статьям:

  • заговор, совершенный в целях захвата государственной власти неконституционным путем
  • создание экстремистского формирования и руководство таким формированием
  • публичные призывы к захвату государственной власти 

Адвокатам, согласно подписке о неразглашении, запрещено все — называть свидетелей, доводы обвинения, даже номер дела, рассказал один из защитников Колесниковой Евгений Пыльченко.

Кроме того, неосторожные высказывания в СМИ могут повлечь такие последствия, как лишение лицензии и исключение из коллегии адвокатов. Права работать защитником в суде лишили уже четырех адвокатов, которые работали с Колесниковой и Знаком.

Адвокаты обвиняемых намерены в ближайшее время обжаловать приговор в Верховном суде — на это у них есть десять суток. «Приговор незаконный и необоснованный, потому что защитой не было обнаружено в материалах дела обстоятельств, подтверждающих обвинение в достаточной степени, чтобы вынести обвинительный приговор», — заявил Пыльченко. 

Марии Колесниковой 39 лет, она профессиональная флейтистка. 12 лет прожила в ФРГ и в 2019 году вернулась в Беларусь. Когда в 2020 году председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико решил идти в президенты, Колесникова стала координатором его штаба. 40-летний Максим Знак был юристом в команде Бабарико.

Максим Знак в суде / EPA

После того как Бабарико и еще двух кандидатов в президенты — Сергея Тихановского и Валерия Цепкало — не зарегистрировали, оппозиция приняла решение выдвинуть Светлану Тихановскую. Колесникова и супруга Цепкало Вероника ее поддержали. Они помогали ей вести кампанию, совместно давали интервью, их лица использовали в агитационных плакатах.

В августе прошлого года Колесникова и Знак стали членами координационного совета белорусской оппозиции. Целью организации называлось ведение переговоров с властью, но Минск от них отказался.

В начале сентября 2020 года Колесникову и двух других членов команды Бабарико, Антона Роднекова и Ивана Кравцова, попробовали силой вывезти в Украину, но на границе оппозиционера разорвала свой паспорт.

Колесникова, среди прочего, известна тем, что ходила с мегафоном между протестующими и призывала их не вступать с силовиками в конфликт. После задержания ей предлагали сотрудничество или например, дать интервью «а-ля Протасевичв» в обмен на свободу или другие послабления, но она отказывалась.

Приговор Колесниковой и Знаку — предпоследний в череде дел против основных политических оппонентов непризнанного президента Александра Лукашенко. Решения суда в СИЗО ждет Сергей Тихановский, задержанный первым из лидеров оппозиции.

Его обвинили в подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок, организации массовых беспорядков, разжигании ненависти и воспрепятствовании осуществлению избирательных прав граждан.

В общей сложности Тихановскому грозит до 15 лет. Закрытый суд над ним уже начался в Гомельском СИЗО. С его адвокатов также взяты подписки о неразглашении.

Белорусский политический аналитик Артем Шрайбман, уехавший из страны летом этого года, опасаясь ареста, и теперь проживающий в Украине, уверен, что Тихановскому тоже дадут большой срок. Он считает, что жесткая реакция укладывается в логику действий властей на протяжении всего постпротестного года.

«Власть показывает, что рассматривает события 2020 года не просто как политический протест, а как попытку вооруженного свержения власти. И судят лидеров мятежа», — цитирует эксперта Коммерсант.

При этом, продолжает он, всем, в том числе Лукашенко, ясно, что, когда дают такие сроки, это всего лишь цифры.

«Никто не ждет, что они досидят их. Либо он их отпустит, торгуясь с Западом, либо они окажутся на свободе уже после Лукашенко: если он осуществит транзит власти, его преемник их выпустит. Кроме того, Лукашенко демонстрирует, что давление, которое на него оказывается, не приводит к тому, что он становится мягче. Будете давить — я буду жестче», — объяснил аналитик.

В специальном заявлении официальный представитель Евросоюза по внешней политике Петер Стано потребовал незамедлительного освобождения Колесниковой и Знака. Он подчеркнул, что все обвинения против оппозиционеров являются «необоснованными».

«ЕС осуждает продолжающееся вопиющее неуважение минским режимом прав человека и основополагающих свобод народа Беларуси и подчеркивает свои требования немедленного и безусловного освобождения всех политзаключенных в Беларуси (их количество превысило 650), включая госпожу Колесникову и господина Знака, журналистов и всех людей, находящихся за решеткой за отстаивание своих прав», — сообщил Стано.

Представитель министерства иностранных дел Германии Андреа Зассе отметила, что приговоры Колесниковой и Знаку «символизируют жестокость и репрессии белорусского режима в отношении оппозиции и гражданского общества».

Зассе в ответ на вопрос DW назвала белорусских оппозиционеров «одними из наиболее смелых представителей протестного движения после сфальсифицированных выборов президента».

По ее словам, правительство Германии «осуждает несправедливые приговоры в отношении Марии Колесниковой и Максима Знака», выражает «им и всем белорусам, заключенным под стражу по политическим причинам, безграничную солидарность» и требует освобождения всех политзаключенных в Беларуси.

На жестких оценках оглашенных в Минске приговоров европейские и немецкие политики не останавливаются, указывая на необходимость решительных действий Запада в сложившейся ситуации.

Так, Заския Эскен, сопредседатель Социал-демократической партии Германии, входящей в правящую коалицию, уверена, что «на диктатуры, в которых попираются права человека, нужно оказывать давление дипломатическими средствами, а также вводить против них санкции».

Зампредседателя бундестага Клаудия Рот призывает Берлин «твердо и решительно стоять на стороне демократического движения и настаивать на проведении свободных и справедливых выборов» в Беларуси.

По ее выражению, «политическое давление на Минск также включает ужесточение режима санкций со стороны Евросоюза и, наконец, создание в ЕС надежной гавани для преследуемых белорусских оппозиционеров».

Со своей стороны, депутат бундестага от Свободной демократической партии Рената Альт говорит, что «европейцам должно быть ясно: диалог с Лукашенко невозможен». В этой связи она предлагает «значительно ужесточить санкции против его режима и особенно против его окружения».

Людей нет. Что происходит на рынке труда Беларуси

Издание Die Welt отмечает, что «белорусскому обществу послание Лукашенко ясно: любого, кто скажет хоть слово против его правления, ждет тюремный срок. Значительную часть белорусов репрессивное государство подталкивает как минимум к внутренней эмиграции — либо они покидают страну».

Газета отмечает, что МИД Беларуси преуменьшает количество белорусов, покинувших страну; с прошлого года никаких данных больше не публикуется.

По данным украинских властей, с августа 2020 года границу с Украиной пересекли более 150 тысяч белорусов. Только в этом году Польша выдала белорусам 90 тысяч виз. 

Читайте Korrespondent.net в Google News

Источник: korrespondent.net