Почти рабство. Почему в Гонконге домашняя прислуга из других стран живет в невыносимых условиях

С тех пор как в 1970-е в Гонконге начался бурный экономический рост, туда начали массово приезжать женщины из Индонезии и Филиппин, чтобы работать домашней прислугой.

В их обязанности обычно входит уборка, приготовление еды, присмотр за детьми и уход за пожилыми людьми и тому подобное. Появление в Гонконге сотен тысяч готовых выполнять эту работу иностранцев, подавляющее большинство которых — женщины, дало возможность местным домохозяйкам пойти на работу.

При этом иностранки, выполняющие работу по дому, часто живут в очень плохих условиях — во многом из-за местного закона, обязывающего их жить вместе с их работодателями. Кроме того, в случае увольнения раньше истечения срока договора, у них есть только две недели на то, чтобы найти новую работу, иначе в большинстве случаев они обязаны покинуть страну. Уязвимое положение домашней прислуги позволяет ее работодателям эксплуатировать людей в условиях, близких к рабским: 44% участниц опроса заявили, что вынуждены работать больше 16 часов в день, а 15% подвергались физическому насилию. Кроме того, у более чем половины домашней прислуги нет собственной комнаты, а право на один полноценный выходной в неделю часто нарушается.

НВ приводит перевод материала CNN Imagine being forced to live with your boss. That’s the case for nearly 400,000 women in Hong Kong о сложном положении 400 тысяч «домашних помощниц» в Гонконге и о том, как они пытаются бороться за свои права.

***

Когда Марта приехала в Гонконг в 2011 году, она была 29-летней матерью-одиночкой, которая искала работу, чтобы содержать маленькую дочь и больного отца на Филиппинах.

Она знала, что, работая в качестве прислуги за границей, она сможет получить гораздо более высокую зарплату, чем дома. До того как она приехала, кадровое агентство нашло ей работу в качестве «помощницы», что предусматривало обязанности домработницы, приготовление еды, работу няни и уход за пожилыми членами семьи.

И, как почти все такие «помощницы» в Гонконге, она, согласно местному закону, должна была жить в доме своего работодателя. По ее словам, следующие шесть месяцев были заполнены настолько мучительным физическим и эмоциональным насилием, что она нарушила свой контракт и сбежала.

«Все мое тело умерло из-за него. Он — тьма в моей жизни», — говорит Марта, которой сейчас 37 лет и которая попросила писать о ней под псевдонимом. Жестокое обращение, которое описывает Марта, не редкость в Гонконге, где проживает более 390 тысяч «помощников», которые в основном приезжают из Индонезии и Филиппин. Подавляющее большинство из них — женщины, мужчины составляют только 1% «домашних помощников». Это почти 10% рабочей силы города и неотъемлемая часть экономики Гонконга и его повседневной жизни. В то же время, это одна из самых уязвимых общин города.

В ходе опроса 5023 «помощниц» в прошлом году 15% респонденток заявили, что подвергались физическому насилию во время работы. Еще 2% сообщили, что подверглись сексуальному насилию или харассменту, свидетельствуют данные правозащитной организации Миссия для трудящихся-мигрантов (Mission For Migrant Workers), которая проводила опрос. Плохие условия труда и жизни — широко распространенная проблема, на которую жалуется домашняя прислуга.

По словам активистов, правило, которое обязывает прислугу жить вместе с работодателем и которое власти отменяют только в исключительных случаях, вынуждает женщин жить с людьми, которые могут подвергнуть их жестокому обращению. При этом они имеют мало возможностей получить помощь. По словам Марты, после того, как она ушла от своего первого работодателя, некоторое время у нее не было ни работы, ни дома. До того как ей удалось найти новую работу, ей даже пришлось спать на матрасе на полу своей церкви. Сейчас, когда она снова прочно стоит на ногах, она борется за то, чтобы изменить законодательство, обязывающее прислугу жить с работодателем. Для этого она обратилась в суд.

Краткая история

Иностранная прислуга начала приезжать в Гонконг в 1970-е годы — десятилетие бурного экономического развития, за которое город превратился из бедного производственного центра в финансовую столицу с современной городской инфраструктурой.

Местные женщины хотели начать работать и открывали рабочие визы для «помощниц», «освобождающих домохозяек от домашних обязанностей для трудоустройства», говорится в докладе Бюро безопасности Гонконга (Hong Kong’s Security Bureau) от 2005 года.

«Помощницы» обычно отвечают за уборку домов своих работодателей, покупку продуктов, приготовление пищи, уход за детьми и пожилыми людьми и ряд других важных задач.

Несколько десятилетий некоторые из них жили со своими работодателями, тогда как другие предпочитали жить отдельно, но в 2003 году власти сделали обязательным правило, согласно которому прислуга обязана жить в доме работодателя. Они утверждали, что это «лучше отразит политическое намерение», направленное на привлечение иностранных работников, чтобы восполнить нехватку услуг по работе по дому в режиме фултайм и с проживанием по месту работы. Власти отмечали, что это особенно важно для тех, кто нуждается в круглосуточной помощи, например, людей с ограниченными возможностями или пожилых людей, которые живут одни.

По мнению правительства, подобной нехватки прислуги, которая работает неполный день и не живет вместе с работодателями, не было, поэтому разрешение иностранной прислуге жить отдельно вызвало бы прямую конкуренцию с местными жителями.

Согласно правилу, работодатели обязаны предоставлять «подходящее жилье» с «приемлемой конфиденциальностью», но других дополнительных рекомендаций было немного. Работодатели обязаны указывать в трудовом договоре размер своей квартиры и тип жилья для «помощницы», например, будет ли у нее отдельная комната или ей придется делить жилплощадь с жителями дома.

Но нет никаких стандартов или требований относительно того, какой минимум пространства необходимо предоставить прислуге, а расплывчатая формулировка «подходящее» означает, что некоторым приходится спать в плохих условиях, например, в ванной или на полу. Если прислуга нарушает правило, живя за пределами дома, ей грозит запрет на работу в Гонконге, а работодателю — запрет нанимать «помощниц». Их даже могут привлечь к ответственности за предоставление ложной информации, что наказывается штрафом или лишением свободы.

Без личного пространства и отдыха

С момента введения правила обязательного проживания иностранной прислуги вместе с работодателями, у него появились критики, утверждающие, что оно усугубляет проблемы, с которыми и до этого сталкивались «помощницы». В Гонконге существует проблема ограниченной жилой площади и высоких цен на жилье. Многие семьи живут в тесных квартирах, где мало места для них самих, не говоря уже о прислуге.

В таких условиях «помощницы» часто жалуются на отсутствие возможности уединиться и неудобные условия сна. Существует также риск жестокого обращения со стороны работодателей. Причем оказавшейся в такой ситуации прислуге сложно уволится и «помощницы» редко это делают. Увольнение может поставить под угрозу их визовый статус, занятость и возможность содержать свои семьи.

50-летняя Долорес Балладарес приехала с Филиппин в Гонконг, когда ей было 25 лет. Она говорит, что на первой работе у нее не было своей комнаты. Вместо этого ее работодатель расставил хрупкие занавесы, похожие на те, которые используют в больнице для разделения коек, вокруг дивана в гостиной. В конце рабочего дня Балладарес опускала шторы вокруг себя и изо всех сил пыталась уснуть. Ее работодатели и их дети все еще смотрели телевизор в нескольких шагах от нее в той же комнате. «Это было так унизительно», — говорит Балладарес об этой первой работе.

Кроме того, жизнь в доме работодателя означает, что нет реальной разницы между рабочим пространством многих «помощниц» и личным жизненным пространством — это все та же семья. Границы трудовой жизни могут полностью исчезнуть, тем более что не существует законов о максимальном рабочем времени в день или в неделю. Балладарес говорит, что она часто работала больше 12 часов в день, иногда просыпалась в 5 часов утра и не ложась спать почти до часа ночи.

«Это была семья из пяти человек, родители оба работали, а дети все учились, поэтому я все делала. От приготовления завтрака до посадки детей на школьный автобус, затем я отправлялась на рынок, гладила, делала с детьми домашнее задание, убирала дома, готовила перед сном», — рассказала она.

Главные жалобы «помощниц»

Хотя закон обязывает предоставлять «помощницам» один полный 24-часовой выходной в неделю, это часто не соблюдается. По словам Балладарес, в выходные дни ее все равно просили вымыть автомобили семьи перед тем, как она отправится на встречу с друзьями, и ей говорили, что к 8 часам вечера она должна быть дома, чтобы вымыть посуду и помочь выкупать детей.

В опросе MFMW более половины респондентов заявили, что, как и у Балладарес, у них нет своих комнат, вместо которых есть «альтернативные спальные места». Часто «помощницы» делят двухъярусную кровать с одним из детей семьи.

Более половины опрошенных заявили, что работают от 11 до 16 часов в день, а 44% — что работают более 16 часов. Почти половина респондентов ответила, что их просили работать во время, предназначенное для отдыха. Еще 29% сказали, что им не давали достаточно еды, которую работодатель обязан по закону предоставить или оплатить.

Выбор между безопасностью и доходом

Многие «помощницы», которые сталкиваются с такими условиями, либо физическим или сексуальным насилием, часто не решаются сообщить об этом властям, опасаясь поставить под угрозу свои доходы. Судебный иск финансово и эмоционально истощает, и может быть недостатком в глазах будущих работодателей — сложно решиться на такой риск, когда есть члены семьи, которых надо содержать.

Согласно руководству Департамента иммиграции, если «помощницы» увольняются до истечения срока двухлетнего контракта, у них есть 14 дней, чтобы найти новую работу — или они должны покинуть Гонконг, если у них нет «исключительного разрешения».

Многие всемирные гуманитарные организации, в том числе Amnesty International и Комитет ООН по правам человека, призывали правительство Гонконга отменить это 14-дневное правило, обращая внимание на то, что оно не дает «помощницам» выходить из ситуаций насилия или эксплуатации.

«Проблема здесь в том, что правило (согласно которому „помощницы“ обязаны жить в доме работодателя — ред.) делает их уязвимыми. Это заставляет их выбирать между своей безопасностью и получением дохода для поддержки своих семей», — говорит Карен Нг, менеджер некоммерческой организации HELP for Domestic Workers.

Даже если «помощницы» заявляют о нарушениях, у них часто нет достаточных доказательств, чтобы полиция могла им помочь, так как, если они живут в доме работодателей, единственными свидетелями таких нарушений являются члены семьи работодателей, добавляет Нг.

Самый печально известный случай жестокого обращения с «помощницей» привлек внимание города в 2015 году, когда гонконгская домохозяйка Ло Вантун была признана виновной в жестоком обращении с Эрвианой Сулистяниншинг, 23-летней женщиной из Индонезии.

Ло регулярно избивала Эрвиану ручками для швабр и вешалками для одежды и заставляла ее спать на полу и только пять часов за ночь. Эрвиане также давали мало еды и угрожали, что ее родителей убьют, если она кому-нибудь расскажет о происходившем.

На суде по делу Эрвианы двое детей Ло, которые жили в квартире во время жестокого обращения, не представили никаких доказательств против своей матери. Один из них утверждал, что она «вежливо» обращалась с «помощницами». Хотя Ло приговорили к шести годам заключения, каких-либо системных изменений не произошло.

В отчете, опубликованном позднее в том же году, правительство заявило, что изменение правила, согласно которому иностранная прислуга должна жить в доме работодателей, приведет к дополнительной нагрузке на системы жилищного обеспечения и общественного транспорта и будет идти вразрез с принципом, согласно которому местные работники, в том числе прислуга, должны иметь преимущество при трудоустройстве. Год спустя Марта подала судебный иск против этого правила.

Борьба за изменения

В 2016 году Марта подала иск в суд, утверждая, что правило о проживании в доме работодателя является дискриминационным и повышает риск нарушения основных прав «помощниц».

Она и другие активисты утверждают, что «помощницы» просто хотят иметь возможность жить за пределами дома работодателя, но этой возможностью воспользуются не все. Многие «помощницы», у которых хорошие рабочие отношения с их работодателями, ценят возможность сэкономить, живя в их доме, что позволяет им отправить больше денег семье. Некоторые работодатели тоже хотят иметь такую возможность, если им неудобно приглашать незнакомого человека жить в их доме.

В таких случаях некоторые работодатели соглашаются платить за проживание своих «помощниц» в нелегальных пансионатах, в которых они живут в общих комнатах и в которых есть помещения общего пользования. «Помощницы» получают свое собственное пространство, конфиденциальность и больше контроля над своим рабочим временем, но также сталкиваются с повышенным риском, поскольку полиция иногда проводит рейды.

Главные обязанности иностранной прислуги в Гонконге

«Я хочу свободы — свободы выбора. Почему бы не попытаться получить свободу как для работодателя, так и для работника?» — говорит Марта. Но ее первый иск был неудачным. В 2018 году судья прекратил дело и оставил в силе правило обязательного проживания иностранной прислуги в доме работодателя, утверждая, что в случаях жестокого обращения проблема заключалась в том, что работодатель был плохим, а не в совместном проживании с ним.

Судья заявил, что «нет достаточных доказательств» того, что это правило повысило риск нарушения основных прав или что это правило непосредственно вызвало жестокое обращение.

Правительство приветствовало отклонение иска заявив, что «помощницы» могут «расторгнуть договор в любое время», если они не хотят жить со своими работодателями.

В заявлении не упоминалось о правиле 14 дней или том факте, что многие «помощницы», которые законно разрывают свои контракты, вынуждены вернуться в свои страны, прежде чем они смогут снова подать заявление на работу и получить визу. Реакция правительства вызвала гнев «помощниц» и активистов.

«Мы не должны думать о прислуге как о вещах одноразового использования — „вам не нравятся условия — не приезжайте“. Они вносят большой вклад в развитие общества, так почему же мы этого не видим? Мы должны учитывать, что у них есть права, у них есть потребности», — говорит Нг.

Сейчас Марта живет с новым работодателем, который, по ее словам, хорошо к ней относится, уважает ее рабочее время и предоставляет ей отдельную комнату. Она нашла заботливое сообщество в своей церкви и работает, чтобы исцелиться. Но она говорит, что она все еще борется с правилом о совместном проживании с работодателем.

Она подала апелляцию и ждет нового решения суда.

«Если работодатель хороший, это нормально, но как насчет „помощниц“, у которых нет еды, нет комнаты и нет отдыха — тогда нет выбора и нет свободы? Я борюсь не только за себя, но и за других. Я думаю о других людях — чтобы у них был выбор», — говорит она.

Перевод НВ

Источник: nv.ua