Виктор Шендерович: Точка невозврата

Этот памятник в центре Будапешта — чистый образец демократии в действии.

В 2014 году правительство Виктора Орбана соорудило монумент к юбилею немецкой оккупации. Стоит, значит, архангел с короной Святого Иштвана в руке — стоит и символизирует святую, по мысли правительства, Венгрию. А на него, архангела этого, нападает сверху отвратительный хищный орел, символизирующий, в свою очередь, нацистскую Германию. Чистая красота.

Памятник-то поставили, но до торжественного открытия дело не дошло: правительство застремалось, ибо Будапешт сдетонировал не на шутку. Люди немедленно ответили на официозную ложь и пошлость собственным мемориалом, настоящей памятью народной (а ее здесь, видать, не отшибло). Они начали приносить к ногам проправительственного архангела вещественные напоминания о том, как все было на самом деле…

А было очень стыдно. Венгрия Хорти стала первой в Европе союзницей Гитлера — и первой приняла нацистские законы. Никакой оккупации тут не было в помине: в Будапешт входили союзники. Они вошли, и местные фашисты бросились перевыполнять планы по уничтожению евреев; уничтожили около шестисот тысяч человек…

И вот — стихийный мемориал у ног лживого правительственного архангела живет семь лет. Люди ставят свечи и приносят старые чемоданы и обувь в память о депортированных в освенцимы и треблинки, приносят документы об уничтожении цыган и геев, активисты рассказывают о сути дела туристам… Тут же, на колючей проволоке народного мемориала, портрет и история Рауля Валленберга (именно в Будапеште он противостоял Катастрофе) — и фотографии, фотографии, фотографии…

Эти свидетельства — горькое и сильнодействующее лекарство от пошлых административных «скреп». Люди настаивают: патриотизм — не в самоутверждающем обмане, а в правде. В твердо выученных уроках истории.

Прошло семь лет; противостояние государственных фальсификаторов с народной памятью и не думает заканчиваться. Правительство Орбана отказывается демонтировать памятник, но и поднять руку на народный мемориал и его создателей — не осмеливается. То ли не хватает ОМОНа, то ли немного по-другому устроены тут отношения между народом и выборной администрацией…

Аналогии слишком очевидны, чтобы их размусоливать, и вопросы, возникающие по этому поводу, слишком болезнены для русского уха. Как обществу добиться паритета с властью? Как сделать так, чтобы альтернативой концлагерю не стала гражданская война? Что вначале — вменяемость власти или общественный контроль?

Увы, это загадка про курицу и яйцо. Премьер-министр Венгрии не может зачистить народный мемориал, потому что общество достаточно организовано для отпора: административный беспредел аукнется самому премьер-министру. Орбан боится обострять ситуацию, и боится не зря. Но и уверенность общества в себе, его готовность настаивать на своем сильно зависит от предыдущего опыта, и если однажды все-таки сломать общественный хребет полицейщиной, следующему правителю будет гораздо легче, а следующему протестующему — гораздо тяжелее…

Обычная Корея превращается в Северную, как известно, за одно десятилетие, а дальше почки отсыхают, и пить боржоми уже поздно. «Цена, которую приходится платить за свободу, падает, когда растет спрос» — и наоборот, к сожалению.

Где находится точка невозврата, — бог весть. Но то, что Россия блуждает сейчас где-то неподалеку от нее, кажется мне довольно очевидным.

А Венгрия — она и при Орбане, как выясняется, — вполне европейская страна… И порукой тому — не магазины с хорошим ассортиментом товаров (это случается и при упырях), а именно этот живой мемориал на площади Свободы в Будапеште.


Источник: www.obozrevatel.com