Глеб Иванов: Кальмар играет в кадры. Между Офисом и Радой

Начало октября было пестрым на кадровые перестановки в украинской политике. Ноябрь станет еще интереснее.

Помимо ротаций в Кабмине схожая участь настигла и Верховную Раду. Отставка Дмитрия Разумкова открыла «ящик Пандоры» и проложила путь к рокировкам в парламенте, невиданным с начала президентства Зеленского.

Дамоклов меч навис минимум над тремя главами комитетов: аграрной политики — Николаем Сольским; образования, науки и инноваций — Сергеем Бабаком; и экономразвития — Дмитрием Наталухой.

Все они представляют достаточно сильную единицу в парламенте. Действительно, поддержка главы комитета в продвижении того или иного законопроекта — половина успеха. Претензии к ним также одинаковые — недостаточная лояльность.

В то же самое время судьба каждого из тройки достаточно особенная, чтоб ее можно было игнорировать.

Николай Сольский долгое время находился под угрозой увольнения. Столь длительное пребывание в должности главы комитета скорее выглядит как чудо. Сольский — давний бизнес-партнер Андрея Богдана, вместе они учредили «Украинский аграрный холдинг», где до момента избрания работали более 10 лет. Также вместе они засветились в марте 2020 в одном из журналистских расследований, где группу Сольского-Богдана обвиняли в захвате агрокооператива в Киевской области.

Отдельно Сольскому можно вменить скандал прошлым летом, когда в объектив журналистов в парламенте попала его переписка с Богданом, где последний чуть ли не командным тоном давал рекомендации по поводу голосования за те или иные законопроекты. Продолжения эта история не получила, однако стало понятно, что осадок от нее остался.

После отставки с поста главы Офиса Президента Андрей Богдан попал в явную немилость — практически все, так или иначе связанные с ним, чиновники лишились своих постов. Сольскому же удалось сохранить кресло главы комитета. Но Офис не оставляет плана распрощаться с главным представителем группы одиозного экс-главы ОП. Ещё больше подорвало отношения нежелание Сольского голосовать за отставку Разумкова. Кроме всего прочего, не стоит забывать, что Сольский с самого начала был одним из ключевых лиц земельной реформы. И все ее неуспехи можно списать на Сольского.

Сергей Бабак, в свою очередь, один из самых первых членов ЗЕ-команды. Он присоединился к Зеленскому еще на этапе президентских выборов в качестве советника по вопросам образования. Тогда же он и стал героем СМИ, когда попал впросак с утверждением, что зарплату школьным учителям можно поднять до 4 тысяч долларов. Позже оппоненты Зеленского неоднократно ставили ему в вину невыполнимость этой цели.

Нынешний глава комитета образования Бабак неоднократно рассматривался как близкий друг президента и потенциальный министр образования. Сам Зеленский признал желание видеть Бабака главой МОНа. Президент публично жаловался, что несколько раз делал главе комитета предложение, но тот не захотел брать на себя ответственность. Несмотря на то, что Бабак рассматривался Зеленским, как единственная возможная альтернатива нынешнему министру образования Шкарлету, он вошел в так называемую «группу Разумкова». Об этом было известно давно, не зря Сергей Бабак считается одним из ключевых игроков группы экс-спикера.

Однако, сюрпризом стало публично высказанное нежелание ставить подпись под требованием отставки Разумкова. Сам нардеп прокомментировал это тем, что «Разумков — лучший спикер в истории». Не стал он поддерживать отставку и в зале парламента, чем дополнительно вызвал на себя шквал критики, не только со стороны руководства фракции, но и государства.

Тем не менее, Бабак не торопится присоединяться к политическому проекту Разумкова, и более того, не стал открыто вступать в спор с президентом на заседании фракции в Трускавце, в отличии от своей коллеги по Раде, фракции и группе Нелли Яковлевой. Тем самым не исключено, что он сохранил свой шанс на милость со стороны Офиса. По крайней мере, пока не все мосты сожжены — шанс остается.

На фоне предыдущих двух личностей заметно отличается Дмитрий Наталуха. Глава комитета по вопросам экономического развития редко появляется в СМИ и вряд ли кто-то заподозрит его в существенном влиянии. Что странно, ведь глава экономического комитета парламента во все времена был если не ключевой, то одной из наиболее стратегически важных фигур парламента. Казалось бы, этот глава комитета никак не может похвастаться ни влиянием, ни статусом. Но есть кое-что, что все это время оставалось за скобками внимания общественности.

Фамилия Наталухи всплывает в СМИ в контексте кадровых перестановок. Если же в этот раз под прицел попал сам Наталуха, то все предыдущие были связаны с наиболее громкими ротациями во власти. Именно комитет Наталухи стал первым, кто публично разнес отчет правительства Алексея Гончарука. Сам Наталуха продолжил критику уже в зале парламента, указав премьеру на дефицит бюджета, недополучение доходов с таможни, падение промышленности и экспорта — все то, чем позже будут мотивировать отставку Гончарука. Примечательно, что это все происходило на фоне нарастающего конфликта между Офисом и премьером.

Следующий раз фамилия Наталухи всплыла в истории с отставкой главы Нацбанка Смолия. Его Наталуха критиковал уже за жесткую монетарную политику и удержание высокой процентной ставки. Претензии к главе НБУ озвучивались еще с начала кризиса, а в апреле Наталуха потребовал вызвать его на ковер в парламент. Тогда эта идея была воспринята достаточно критично, в том числе со стороны запада, но даже такая поддержка не удержала главу Нацбанка в кресле.

Пожалуй, самым громким стал конфликт Наталухи с главой Минстратегпрома Олегом Уруским. Официальной причиной стали неудовлетворительные результаты работы вице-премьера, а по другим версиям конфликт вокруг подчинения ряда ведомств или желание самого Наталухи занять кресло министра. В любом случае, конфликт вышел в публичную плоскость: в Раде начался сбор подписей за отставку вице-премьера, а Уруский демонстративно перестал реагировать на любые инициативы комитета Наталухи.

Удивительным образом, но глава комитета или раньше всех, или в унисон с президентом начинал кампании по смещению топ-чиновников с должности. Как раз в тот момент, когда у Офиса появлялись к ним претензии.

Во время сбора Наталухой подписей за отставку Уруского в Раде – последний хоть и не поддавался открытой критике со стороны президента, но уже тогда успел завалить целый ряд важных и приоритетных для Офиса инициатив. Так, вице-премьер не смог запустить реформу гособоронзаказа (которая, к слову, не закончилась до сих пор, несмотря на дедлайн), начал саботаж трансформации «Укроборонпрома» и даже был уличен в обмане по поводу запуска украинского спутника. Примечательно, что именно обман президента, относительно сроков запуска, Наталуха ставил в вину одному из замов Уруского на заседании комитета в конце февраля.

Такая синхронность с Офисом вряд ли может объясняться простым совпадением. Как известно, одно совпадение это случайность, а несколько — закономерность. Возможен тот факт, что Наталуха просто везучий или талантливый в плане решения конфликтов с оппонентами на свою пользу. Но не стоит исключать и другой вариант: проталкивая те или иные отставки, Наталуха выражает не свою волю. Или не только свою.

Фактически, во всех трех случаях, Наталуха мог выступать в роли профессионального политического киллера Офиса, лоббируя отставки неугодных президенту людей, или посылая им сигналы, которые, в силу политической ситуации, Зеленский или его Офис не мог сделать сам.

Таким образом, отставка Разумкова стала единственным случаем, когда Дмитрий Наталуха не стал исполнять просьбу Офиса Президента. Во всех иных ситуациях он выступал не иначе, чем кадровым лоббистом президента. Возможно, именно позиция касательно спикера рассорила главу экономического комитета с Офисом.

Тем не менее, Наталуха напротив продолжил демонстрировать лояльность Зеленскому, став единственным из группы экс-спикера, кто проголосовал за назначение Руслана Стефанчука. Более того, по мнение ряда СМИ Наталуха был тем, кто до последнего уговаривал Разумкова добровольно уйти с должности, дабы не выносить ссору из избы.

Будет ли это достаточным для Офиса, чтобы не прощаться с удобным в кадровом плане главой комитета — пока непонятно.

Как и не до конца понятной остаётся дальнейшая участь «комитетчиков» из так называемый группы Разумкова в принципе. С одной стороны, они имеют достаточно мало пространства для маневра — все списочники, а значит, выходя из фракции, рискуют потерять мандат. Это должно сделать их более сговорчивыми и снисходительными в отношении желаний Офиса. С другой стороны, не стоит недооценивать и степень использования всех трёх глав комитетов самим Офисом в собственных интересах, часто вешая на них непопулярные, но от того не менее нужные Банковой законы, либо кадровые решения.

Так Сольский сжигал свою репутацию среди аграриев, открывая рынок земли; Бабак взял на себя негатив большей части родителей страны, отменив ЗНО для детей с окулированных территорий; а Наталуха рассорился с влиятельными международниками, протаскивая увольнение Гончарука и Смолия.

Теперь же будущее этого взаимовыгодного сотрудничества стоит под вопросом – будет ли Офис искать новых рекрутов для собственных политических целей, либо его политическими целями в скором времени станут сами рекруты.

Ждать осталось недолго.


Источник: www.obozrevatel.com